Проститутки Екатеринбурга

Блядь ненаглядная-2. Часть 13

     Третий день Костик был в больнице. То ли ему дали слишком большую дозу клофелина, то ли организм оказался слабоват. А наркотик и правда не успели уколоть, хоть в этом повезло.

     

     * * *

     

     В тот субботний день, когда Димка появился в квартире у Костика с бесчувственным мальчиком на руках, Виталий Павлович без лишних расспросов вызвал “скорую” и они все вместе поехали в больницу. Димка даже не стал спрашивать разрешения, просто влез в машину. Санитары не спорили, решили, что брат.

     И вот уже там, в больнице, когда Костика увезли на каталке, Димка с его отцом имели длительную и очень трудную беседу. Поначалу Виталий Павлович сжимал кулаки, с ненавистью глядя на мальчишку, которого винил во всем, что случилось. Но когда Димка начал рассказывать про похищение, он оттаял. Узнав, что его сыну и вовсе грозила смертельная опасность, а Димка подстрелил одного из бандитов, Виталий Павлович закрыл глаза и вытер лоб платком.

     – Получается, ты Костю от смерти спас? . .

     

     Димка пожал плечами, он не видел в этом ничего героического.

     – Постой… Но теперь ведь за тебя милиция возьмется? – спохватился Виталий Павлович. Впрочем, весьма вяло, он был сильнее обеспокоен судьбой собственного сына. – Ладно, я этим позже займусь. Надо бы и к тем гангстерам недоделанным “скорую” вызвать, да и милицию заодно. Скажи адрес, я позвоню.

     Димка продиктовал адрес, с трудом вспоминая улицу, где все произошло. Конечно, отец Костика не знал, что с этим уже давно успешно справились соседи, лишь услыхав выстрел и громкие крики.

     

     Вечером Димка ушел домой, когда убедился, что опасность миновала и Костик уже почти в полном порядке, только полежит на капельницах день-другой.

     Воскресенье Димка провел дома, ожидая с минуты на минуту звонок в дверь. Но милиция словно позабыла о нем. До поры…

     

     А в понедельник все завертелось-закружилось, стремительно и неотвратимо…

     

     * * *

     

     Две недели Димка был между небом и землей, но на его счастье, отец Костика и вправду занялся и судом, и адвокатами и следствием. Поскольку раненый Боча выжил, дело удалось провести как “необходимую самооборону” и от Димки отцепились. Только у отца Сережки Аверченко ни за что, ни про что отобрали на год лицензию и конфисковали оба ружья.

     

     * * *

     

     Две недели Димка не видел Костика – его родители запретили им встречаться. Но Костик был упрям и твердил только одно:

     – Он мой друг! Мы все равно будем вместе! Я снова из дома сбегу!

     

     Виталий Павлович и мама Костика не находили себе места, ожидая у ребенка нервный срыв. И наконец Виталий Павлович не выдержал. Он пригласил к себе Димку, отправив перед этим жену и сына на прогулку, и сказал:

     – Вот что… Так и быть, я согласен, чтобы вы дружили. Но поклянись мне, здесь и сейчас, что не станешь вовлекать Костика в свои эксперименты. Это мое условие.

     Димка, чувствуя серьезность момента, ответил:

     – Я обещаю. Мы будем просто дружить…

     И он действительно решил для себя, что никогда не продолжит с Костей интимных игр, хватит, побаловались… Ведь у него еще есть Денис!

     

     * * *

     

     Две недели Димка не был у Дениски. Сам не знал, почему… То допросы, то в суд, то к психологу – как же все это изматывало…

     А еще, он не хотел смотреть Дениске в глаза, словно был в чем-то виноват… Отделывался лишь звонками…

     

     * * *

     

     Ну наконец, свершилось!

     В ночь на первое декабря выпал первый снег.

     Дима распахнул настежь форточку, влез на подоконник и полной грудью вдохнул мягкие колючие снежинки. А за окном все белым-бело… Еще нет следов человеческих, все еще спят в теплых квартирках. Только мальчишка стоит на подоконнике и глядит вниз, вбирая в себя зиму…

     

     * * *

     

     После школы Димка помчался к Денису, первый раз за все время.

     И радости не было предела, когда дверь Димке распахнул его друг! Улыбаясь во весь рот, Дениска с порога заявил:

     – А мне уже вставать разрешили, еще на той неделе! Я тебе специально не говорил, чтобы обрадовать!

     В короткой не по росту пижамке Дениска выглядел так трогательно, что Димка его тут же обнял. Спохватившись, спросил:

     – Мама дома твоя?

     – Не-а! Она на работу ушла, а меня на соседку оставила. Говорит, “раз вставать можешь, то я уже не нужна, справишься. А соседка покормит”

     – Ну и правильно, хватит уже болеть, сколько можно, – говорил Димка, увлекая Дениску в комнату. – Пошли, пошли, а то замерзнешь совсем.

     В спальне Димка заставил мальчишку улечься в кровать – нечего шататься без дела, погулял немного и хватит.

     – Ну, рассказывай, чем занимался тут без меня? Скучал хоть? – у Димки был странный тон, совсем ему не подходящий. Ершистый и ласковый одновременно.

     – Скучал… Я каждый день ждал, что ты придешь… – отвернулся к стене Дениска и стал ковырять ее пальцем.

     – Проблемы были… Тебе рассказывали?

     – Нет, мама только говорила, что тебя в милицию таскают. Ага? А за что?

     Дениска ничего не знал, он был совершенно отрезан от мира, а мама решила его поберечь. Ну да и Димка не дурак, чтобы больного товарища загружать давно закончившейся чепухой. Что было, то прошло.

     – Не бери в голову, я уже выкрутился, – сказал Димка. – Им лишь бы зацепиться.

     – Иди сюда… – прервал его Дениска хриплым шепотком.

     

     Когда Димка приблизился и собрался сесть на кровать, Денис вдруг метнулся к нему навстречу и обнял.

     – Как же я соскучился… – зашептал он прямо на ухо

     – Сволочь я, правда? – говорил ему Димка, разыскивая прохладные губы и растворяясь в нежном пряном дыхании.

     – Редкая… – Дениска легонько постанывал, увлекая Димку на себя.

     – Жарко, как у тебя жарко… – Димка принялся сбрасывать одежду, быстро, срывая пуговицы.

     

     Денис отстранился и тоже принялся раздеваться.

     – Нет-нет, тебе не нужно, я сам все сделаю! – остановил его Димка. Он ловко стянул с Дениски пижамные штаны в каких-то жутких розочках, наверное – девчачьи. Вслед за ними улетели трусики.

     А там… Там уже все было на боевом взводе, твердое, трепетно ожидающее ласки…

     Димка склонился и втянул в рот молочно-беленький кончик. Вкуса не ощутил, но как же это было приятно! Дениска выгнулся, ладонью прижал к себе Димкину голову, словно хотел влезть в Димкин рот целиком, с ручками и ножками.

     – Я тоже хочу… – прошептал он вдруг, останавливая движение.

     – Что? – не понял Димка.

     – Ложись ко мне, только головой туда…

     – А, понял! … – мигом сообразил Дима. Он влез в кровать и мальчишки улеглись валетом. Теперь и Дениска смог испробовать, каков Димка на вкус.

     

     Несколько минут мальчишки увлеченно сосали друг у дружки, поглаживая, похлопывая все, куда дотянутся шаловливые ладошки. Димка влез даже в попку к Дениске, проводя пальцами по ложбинке. Грудь у Дениски все еще была забинтована, но ведь все остальное свободно! – Ауффф! . . – вибрация пробежала по телу Дениски и он тесно-тесно прижался к Димкиному лицу.

     Димка почувствовал, что Денискин рот замедлил свою работу, потом и вовсе остановился.

     – Ты, что ли, кончил? – спросил он у друга. Странно, а ничего не брызнуло. Ну да и пусть, еще разработается.

     – Ага… – чуть виновато ответил Дениска. – Ты не сердись, я сейчас отдохну и продолжу.

     – Да ну, брось ты, я сам! Лежи, расслабься.

     Димка охватил пальцами свой членик и в несколько движений довел себя до острого наслаждения, после которого уже ничего не хочется.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]