Проститутки Екатеринбурга

Без горячей воды (инфантилизм). Часть 14

     Настя решила поджарить рыбу и сварить молодую картошку. Разумеется, у плиты возилась она, а я сидела на кухне так, за компанию. Мы оживленно обсуждали школу, вспоминая учителей и одноклассников.

     – Наши мальчишки такие вредные, – шутливо пожаловалась Настя, – Везде подсматривают: в раздевалках, туалетах…

     – И не говори, – с улыбкой согласилась я, – Я б их, как Сашу, с таким удовольствием превратила в ясельных малышей.

     – Зачем в ясельных? – засмеялась Настя, – Лучше в грудничков. Чтобы лежали целый день в пеленках с соской во рту.

     – Сейчас грудных малышей уже не пеленают, – заметила я.

     – Как это не пеленают? – возразила Настя, – Оксана Павлика чуть ли не до шести месяцев пеленала. Особенно на ночь – чтобы лежал спокойно и не ворочался.

     Мы принялись рассуждать о преимуществах и вреде пеленания. Я пыталась доказать Насте, что в эпоху одноразовых подгузников пеленать детей совсем необязательно.

     – Дорогие они, эти памперсы, – вздохнула Настя, – Знаешь, сколько у Оксаны на них денег уходит? Сразу двоим покупать надо.

     – А что, старший тоже носит подгузники? – поинтересовалась я, – Он в три года уже должен ходить на горшок.

     – И не спрашивай, – вздохнула Настя, – Мы с Максимкой так из-за горшка воюем. Пару месяцев все было нормально, но с прошлой недели снова начал писать и какать в штанишки. Как только Оксана его ни наказывала: ставила мокрым в угол, сажала с кучей в штанишках на стул… Все равно не хочет проситься на горшок.

     – Я сегодня целый день посвятила, чтобы научить Сашу проситься по маленькому, – заметила я, – И такая же история, как с вашим. Отказывается от горшка и всё. Я решила, что пока не начнет проситься, будет писать по расписанию: каждые два часа.

     – Ты так серьезно об этих вещах рассуждаешь, – улыбнулась Настя, – Как будто твоему мальчишке и вправду два годика.

     Мы продолжали болтать еще полчаса – пока не сварилась картошка.

     – Ужинать! – громко позвала я Сашу.

     Мальчишка с тоскливым видом приплелся на кухню.

     – Помыл руки? – строго спросила я, демонстрируя всем своим видом, кто в этом доме хозяин.

     Саша утвердительно кивнул. Надо было конечно снова покормить его с ложечки, как малыша, но мне было лень и я позволила мальчишке есть самому, хотя все равно повязала слюнявчик. Саша ел очень медленно и мне приходилось постоянно его подгонять.

     – Ну наконец-то, – вздохнула я, когда он доел последний кусочек рыбы.

     – Строго ты с ним, – улыбнулась Настя.

     – У меня только так, – заявила я, – Оставляем за собой чистую тарелку.

     Мы с Настей поднялись из-за стола и направились в зал, а Саша убежал в мамину спальню.

     – 7: 02 – спохватилась я, посмотрев на часы.

     В семь начинался мой любимый сериал. “Два часа идти будет” – прикинула я, вспомнив, что сегодня должны были показать сразу две новых серии.

     – Обожаю этот сериал, – оживилась Настя, когда я включила телевизор и на экране появились вступительные титры, – Можно у тебя посмотреть? А то половину пропущу, пока дойду до дома.

     – Конечно смотри здесь, – улыбнулась я.

     Мы с Настей уселись на диван и принялись смотреть телевизор.

     – Какая крутая завязка, – заметила я, когда закончилась первая серия и пошла реклама.

     Неожиданно увидев боковым зрением мелькнувшую в дверном проеме тень, я вскочила с дивана и кинулась в прихожую. Так и есть – мальчишка решил незаметно проскользнуть в туалет.

     – Куда? – крикнула я, словив Сашу у туалетной двери, – А ну-ка пошли к нам.

     Притащив упирающегося мальчишку в зал, я молча кивнула на горшок.

     – Представляешь, хотел втихаря проскользнуть в туалет, – возмущенно пожаловалась я Насте.

     Саша бросил на меня обиженный взгляд.

     – Не надо на меня так смотреть, – сказала я мальчишке, – Твое наказание еще не закончилось. Так что до конца дня – никакого туалета. Писать и какать – только в горшок. Я что зря его тебе купила?

     Я поставила перед Сашей детский горшок.

     – Давай, признавайся, зачем ты бежал в туалет, – поинтересовалась я, – Писать или какать?

     Саша густо покраснел и смущенно опустил взгляд.

     – Что молчишь? – не унималась я, – Не знаешь, как положено проситься на горшок? Ничего, я как следует займусь твоим воспитанием.

     Мальчишка продолжал молчать, уставившись себе под ноги.

     – Еще раз спрашиваю, – строго повторила я, – Ты хочешь по маленькому или по большому?

     В наступившей тишине неожиданно раздался громкий пук.

     – Вот и твой ответ, – засмеялась Настя.

     Красный, как рак, мальчишка снова пукнул – еще громче, чем в прошлый раз.

     – Быстро снимай колготы и садись на горшок! – приказала я Саше и не дожидаясь реакции мальчишки, сама стянула с него колготки.

     Оставшись без штанишек, Саша потянулся руками к паху, чтобы прикрыться, но я не дала ему этого сделать.

     – Какой он у тебя стеснительный, – улыбнулась Настя, – Наш трехлетний Максимка наоборот любит всем показывать свою писульку.

     – А тебе, Саша, еще меньше – всего два годика, – насмешливо сказала я, – Тоже должно нравиться демонстрировать мальчишечьи приборчики. Только ты почему-то отворачиваешься от тёти Насти.

     Я повернула стесняющегося мальчишку лицом к Насте.

     – Постой вот так, – улыбнулась я, – Пусть Настя на твою писульку посмотрит.

     Саша снова попытался прикрыться, но я шлепнула его по голой попе.

     – Каждый раз будешь получать, – сказала я мальчишке, – Я отучу тебя прикрываться. А теперь садись на горшок и делай свои детские дела.

     Разумеется, сев на горшок, мальчишка и не думал туда какать. Я уговаривала Сашу целых пять минут, но так ничего от него не добилась, если не считать нескольких громких пуков.

     – И что мне с таким упрямым делать? – вздохнула я, повернувшись к Насте.

     – Может он не хочет по-большому? – улыбнулась Настя.

     – Ага, не хочет, – возразила я, – Посмотри на него. Еще как хочет! Неужели не видно?

     – Попробуй помассировать животик, – посоветовала Настя.

     – Как? – спросила я.

     – Круговыми движениями чуть пониже пупка, – объяснила Настя, – Сейчас я тебе покажу.

     Настя подошла к Саше и присев рядом с ним на корточки, положила ладонь мальчику на живот.

     – Помассируем животик, – ласково улыбнулась она, нажав Саше на живот, – Какой он у нас плотный. Ничего, сейчас Сашуля покакает и сразу полегчает.

     Мальчишка в очередной раз звонко пукнул.

     – Такой подозрительный пук, – с хитрой улыбкой заметила Настя, – Посмотри, Олька, что у него в горшке.

     Я уселась перед Сашей на ковер и бесцеремонно раздвинув мальчишке ноги, заглянула между них в детский горшок.

     – Пустой, – доложила я.

     – Тогда будем продолжать массировать животик, – ласково улыбнулась мальчику Настя, – Раз начали выходить пуки, значит и каки скоро выйдут.

     Саша попытался сомкнуть коленки, но я не дала ему этого сделать.

     – Разведем ножки пошире, – улыбнулась я, раздвигая Сашины коленки в стороны, – Вот так. Чтобы мне было видно, что ты на горшке делаешь.

     – Так смешно, – с улыбкой сказала Настя, продолжая массировать Саше живот, – Возимся с ним вдвоем, как будто мальчишке и вправду два годика.

     Через полминуты интенсивного массажа Саша снова начал пукать.

     – Сейчас покакает, – уверенно сказала Настя.

     Она оказалась права, потому что со следуюшим Сашиным пуком в горшок упала небольшая коричневая колбаска.

     – Чего так мало? – с шутливым недовольством спросила я мальчишку, – Давай, какай еще. А то отведу к тёте Лене, чтобы снова поставила тебе клизму.

     Вместо ответа Саша громко наложил в горшок большую кучу.

     – Как клизмы испугался! – засмеялась я, – Сразу навалил полный горшок.

     Настя с улыбкой заглянула в Сашин горшок – как раз, когда оттуда раздалось характерное журчание.