Проститутки Екатеринбурга

Банный день в летнем лагере. Часть 15

     – Выньте у них изо ртов соски и дайте бутылочки с молоком, – распорядилась Лена, раздав девочкам детские бутылочки.

     – Красота! – улыбнулась Ксюша.

     – Ага, картина маслом, – хихикнула Маша, – Утро в роддоме.

     – Подожди, – усмехнулась Лена, – Сейчас самое интересное начнется.

     Ждать пришлось всего пару секунд – пока беспокойно ворочающийся Максимка не наложил кучу в подгузник. Через полминуты начали какать остальные мальчики.

     – И сразу принялись писать, – снисходительно улыбнулась Лена.

     – Ага, у всех пеленки мокрые, – хихикнула Оля.

     – Для вас стараются, – насмешливо сказала девочкам Лена, – Чтоб все было по настоящему.

     – Да уж, – шутливо поморщилась Оля, взглянув на лежащего перед ней Сашу, – Представляю, какой он мне подарок приготовил.

     Хитро подмигнув подругам, Оля начала разворачивать Сашины пеленки.

     – Какой мокрый, – нахмурилась она, – Не говоря уже о куче в подгузнике.

     – Нужно учиться менять пеленки обкакавшимся малышам, – усмехнулась Лена, – Подними ножки и потяни вниз подгузник. Все, хватит. Полностью пока не вытягивай. Теперь вытри малыша чистым концом. Ага, вот так. Все, задирай ножки повыше и вытягивай подгузник…

     Оля осторожно вытянула из-под Саши грязную марлю.

     – Теперь поверни ребенка на бок и вытяни из-под него мокрые пеленки, – попросила Лена, – Снова уложи на спинку. И держи ножки задранными вверх. Еще выше, до отказа. Чтоб полностью открыл попку… Ага, вот так. И чуть разведи в стороны. Видишь, как у него теперь все открыто – каждый укромный уголок между ножек?

     – А масенькое хозяйство свое как гордо выпятил, – хихикнула Оля.

     – Чтоб тебе было удобнее вытирать, – засмеялась Надя.

     – Ой, такая холодная, – удивилась Оля, вытащив из пластмассовой коробки детскую салфетку.

     – Ленка их в холодильнике держит, – сообщила Маша.

     – Зачем? – поинтересовалась Оля.

     – Мальчиков полезно такими вытирать, – заявила Лена, улыбнувшись как Саша дернулся от прикосновения холодной салфетки, – Особенно между ножек.

     “Так и надо, – подумала она, – Чтоб ерзали, вырывались, дрыгали ножками и вообще не могли спокойно лежать на столе – как груднички”.

     – Семилетнего одной держать тяжело, – вздохнула Оля, старательно вытирая Саше попу.

     – Ну хорошо, – усмехнулась Лена, – Сделаем в первый раз исключение. Надя, помоги Оле.

     – Подержать ему ножки? – уточнила Надя, подойдя к Сашиному столу.

     – Пожалуйста, – попросила Оля.

     Взяв у нее Сашины ноги, Надя задрала их мальчику еще выше.

     – Дырочку тоже вытирай, – сказала Оле Лена, – Оберни палец салфеткой.

     – И что, туда… – Оля тихонько хихикнула.

     – Суй, не бойся, – усмехнулась Лена.

     – Как ему не нравится, – улыбнулась Оля, углубившись пальцем Саше в попу.

     – Переживет, – заявила Лена, – Теперь вытри ножки – новой салфеткой. И мошонку.

     – Так бедняжка дрожит, – сказала державшая Сашины ноги Надя.

     – От щекотки, – догадалась Оля.

     – Хорошенько вытри яички, – попросила Лена, – Ага, вот так.

     – Потерпи солнышко, – ласково обратилась к Саше Оля, – Надо как следует вытереть тебя между ножек. Особенно твой маленький мальчоночий мешочек – такой грязный.

     Дрожа всем телом, Саша из последних сил боролся с острым позывом писать.

     – Все, Надь, – сказала Оля подруге через полминуты, – Можешь опускать карапузу ножки.

     – Возьми новую салфетку и вытри малыша спереди, – подсказала Лена, – Все, что ниже пупка: животик, лобочек и конечно писюльку.

     Пару минут Лена молча наблюдала, как Оля старательно вытирает красному от стыда мальчишке лобок и письку.

     – Везде вытерла? – улыбнулась она, – Теперь помажь детским маслицем.

     – Все, что ниже пупка? – уточнила Оля.

     – Ага, – кивнула Лена, – Полей и размажь – вот так.

     – Какой твердый стручочек, – сказала Оля, помяв пальцами Сашину письку, – Чего мальчишка так его напряг?

     – Ждет подходящего момента, чтоб тебя полить, – хихикнула Маша.

     – Отойди на всякий случай в сторону, – посоветовала Оле Лена, – А теперь подними ножки и помажь попу с мошонкой. Надя, помоги ей подержать карапуза.

     Дождавшись, когда Надя снова поднимет Саше ноги, Оля плеснула ему между ягодиц щедрую порцию детского масла.

     – Помажем Сашулину попку, – ласково улыбнулась девочка, водя по ним ладонью, – Сначала левую половинку, а теперь правую. И ровно посерединке. Что случилось, солнышко? Дырочку тоже надо помазать.

     Оля хитро подмигнула Лене, углубившись пальцем в маленькую детскую дырочку.

     – Вот так, – продолжала ворковать она, покручивая пальцем в разные стороны.

     – Что? – спросила девочку Лена заметив, как та неожиданно насторожилась.

     – У него там какое-то уплотнение, – сказала Оля, – Это нормально? Небольшой бугорок. Так интересно. Нажимаешь – и писюшка вздрагивает.

     – Эт совершенно нормальная реакция, – успокоила ее Маша, – У моего племянника еще как пипка напрягается, когда ему ставят клизму.

     Неохотно вынув палец из Сашиной попы, Оля принялась мазать детским маслом его мошонку.

     – Совсем не может терпеть щекотку, – улыбнулась Надя, кивнув на отчаянно вырывающегося Сашу.

     – А писюнька как начала дергаться, – хихикнула Вика.

     – Ага, так сильно, – согласилась Оля, скользя кончиками пальцев по блестящей от масла Сашиной мошонке.

     – Хорошенько помажь за яичками, – попросила Лена Олю, прикидывая, сколько еще осталось ждать мальчишечьего фонтанчика, – Не жалей масла.

     Вздрогнув всем телом, Саша не выдержал и пустил сильную струю.

     – Ой! – хихикнула Оля, отдернув руку.

     – Приподними писюльку, – попросила Лена, – Ага, вот так.

     – Какой фонтан! – засмеялась Надя.

     – Тебя предупреждали! – сказала Оле Маша.

     – Что мальчики писают от щекотки? – усмехнулась та, – Все равно застал врасплох.

     – А сам как растерялся, – улыбнулась Вика.

     – И вправду такой растерянный взгляд, – согласилась Юля, – Типа чего вы ко мне пристали? Сам не знаю, как все получилось.

     – Такой непосредственный карапуз, – с умилением посмотрела на Сашу Вика.

     – Попробуй еще раз пощекотать яички, – предложила Оле Даша, – Может снова пописает.

     – Ути-пути, – хихикнула Оля, принявшись легонько теребить Саше мошонку, – Как насчет второго фонтанчика?

     Оля быстрее заработала пальчиками и через пару секунд мальчишка, дрожа всем телом, брызнул из своей пипетки короткой струйкой.

     – Действительно пописал, – улыбнулась она, – Так прикольно наблюдать, как мальчишки это делают.

     – Я тоже обожаю, когда мальчики писают во время детских процедур, – сказала Вика, – Особенно в такой позе.

     – Похоже все, – усмехнулась Оля, продолжая щекотать дрожащему Саше яички.

     – Теперь, когда пописал, можно пеленать, – сказала Лена, – Только сначала… “покормим” кашкой.

     Девчонки сдержанно захихикали.

     – Обойдемся без свечек, – решила Лена, наполняя кондитерский шприц коричневой кашей, – Обычное мыло ничуть не хуже.

     Осторожно подвинув Сашу в сторону, Оля застелила стол двумя сложенными пополам простынками.

     – Вот так? – вопросительно обернулась она на Лену, уложив поверх них большой марлевый треугольник.

     – Да, – кивнула Лена, – Сажай карапуза на подгузник. А теперь укладывай на спинку.

     – Ложись, зайка, – ласково обратилась к мальчику Оля.

     Саша неохотно лег на спину.

     – А теперь поднимем ножки, – сказала Оля, задрав ему ноги.

     – Спасибо, – улыбнулась Лена, бесцеремонно сунув мальчику в попу кондитерский шприц.

     – Орет, как резаный, – проворчала Маша, заткнув Сашин рот соской.