Проститутки Екатеринбурга

Банный день в летнем лагере. Часть 8

     – Самое интересное, я своим точно так же, как ты, писюльки терла, – сказала ей Лена, – Дрожали, уворачивались, вырывались и совсем не могли терпеть, но ни один струйку не пустил.

     – Потому что я им сначала специальный массаж делала, – хитро улыбнулась Катя, – Хорошенько давила, когда намыливала низ живота. Там как раз мочевой пузырь находится. И когда видела, что хочет писать… а определяется это у мальчиков очень просто…

     – И не говори, – засмеялась Ксюша и вслед за ней остальные девчонки.

     – После этого остается только пощекотать, чтоб расслабился, – продолжила Катя, – А где и как щекотать похоже все равно. У второго я добилась струйки щекоткой яичек. Решила при медсестре писюн не трогать.

     – Я помню, как она на тебя взглянула, – усмехнулась Алина, – А вожатой похоже пофиг.

     – Слушаю я тебя, Катька и потихоньку выпадаю в осадок, – вздохнула Настя, – Неужели ни капельки малышей не жалко? Нашла себе подопытных кроликов. Нельзя мальчиков так мучить.

     – Че ты к ней пристала? – недовольно взглянула на Настю Маша, – Такая вся правильная. Сама еще как своим яички щекотала.

     – И писюльки открывала, – добавила Лена.

     – Но не терла, как она, чтоб пустил струйку, – заявила Настя.

     – Если б я про этот прием знала, тоже б попробовала, – улыбнулась Ксюша.

     – И я в следующий раз обязательно попробую, – сказала Маша.

     – Какие вы, девчонки, жестокие, – проворчала Настя.

     – А что мы им делаем? – усмехнулась Лена.

     – Мальчикам там ничего повредить невозможно, – заявила Катя, – Особенно в таком возрасте. И между прочим, очень полезно щекотать писюнчик с яичками. Повышается тонус мышц и улучшается кровообращение.

     – Где такое написано? – поинтересовалась Настя.

     – В учебнике по педиатрии, – с невозмутимым лицом соврала Катя.

     Имея маму-врача у нее был в первом отряде непререкаемый авторитет.

     – Я ж их по яичкам не бью, – продолжила Катя, – И не сжимаю.

     – А я некоторым сжимала, если не слушались, – призналась Маша.

     – Вот этого, Маш, делать не надо, – сказала Катя.

     – Ну я несильно, – виновато улыбнулась Маша, – Просто брала мальчишечьи абрикосики в ладонь и катала, пока не ойкнет. Лицо испуганное – просто прелесть. И сразу как шелковый – все послушно делает, поворачивается нужными местами, раздвигает ножки, выпячивает попку – только б мне удобнее было его мыть.

     – А я щипаю писюшку, когда капризничать начинают, – сказала Алина, – Самый кончик. Мигом успокаиваются.

     – Ну у вас, девчонки, и методы, – усмехнулась Анжела, – Просто шлепнуть мало?

     – Тоже прикольно, – хихикнула Ксюша, – Особенно по мокрой попе.

     – Ага, звонкие шлепки получаются, – согласилась Алина.

     

     Обсуждение банного дня продолжалось до следующего утра – по поводу и без, но обязательно в присутствии подруг, не участвовавших в купании малышей – чтобы продемонстрировать им свое превосходство. Больше всех от гордости распирало самую младшую – Ксюшу.

     – Приходи в следующий раз помогать, – сказала она идущей с ней на завтрак подруге, – Только мыть малышей тебе, Нин, навряд ли разрешат.

     – Почему? – обиженно взглянула на Ксюшу Нина.

     – В этом году очень много желающих, – объяснила та, – Особенно мыть мальчиков. Вожатым пришлось выбирать.

     – Как – поинтересовалась Нина.

     – Разрешили только тем, у кого есть опыт ухода за маленькими мальчиками, – сказала Ксюша, – Братиками или племянниками.

     – Понятно, – протянула Нина.

     – Кстати, вон один из моих малышей, – Ксюша показала пальцем на вышедшего из столовой Сашу.

     – Симпатичный мальчонка, – улыбнулась Нина.

     – Привет, Саша! – сказала Ксюша, подойдя к мальчику поближе.

     Саша густо покраснел, узнав девчонку, которая его вчера мыла.

     – Чего молчишь? – улыбнулась Ксюша, – Не хочешь со мной здороваться? Ну? Что должен сказать воспитанный мальчик?

     – Привет! – смущенно поздоровался Саша.

     – Не “привет”, а “здравствуйте”! – строго поправила его Ксюша, – Ты как со старшими разговариваешь?

     Нина тихонько хихикнула.

     – Никаких манер, – усмехнулась Ксюша, – Ты в каком классе? Вот молчун попался. Вас что в школе не учили, кто первым должен здороваться?

     – Как покраснел, – усмехнулась Нина.

     – В следующий раз его Наташа наверно будет мыть, – сказала Ксюша, – Так над ним трясется.

     – Она что, этого мальчишку знает? – удивилась Нина.

     – Ага, – кивнула Ксюша, – Соседка по лестничной клетке. Все дети приехали в лагерь сами, а маленький Сашуля с няней. Сколько раз в день Наташа меняет тебе мокрые штанишки? Быстренько беги в туалет, пока не описался!

     Отпустив Сашу, девочки подошли ко входу в столовую

     – Их вожатой вчера за грязные детские трусы так попало, – вспомнила Ксюша, – И медсестре тоже.

     – От кого? – спросила Нина.

     – Какой-то тетки из санэпидемстанции, – сказала Ксюша, – Так некстати с проверкой пришла. Хорошо, что заведующая в городе была. Иначе б устроила всем “разбор полетов”.

     

     “Разбора полетов” Ире со Светой избежать не удалось.

     – Эта тварь таки Сергеевне позвонила, – пробормотала Ира, подходя к административному корпусу.

     – А ты думала забудет? – усмехнулась Света, – Не переживай. Валентина Сергеевна нас в обиду не даст. Но отчитает, не сомневаюсь, по полной программе.

     Поднявшись на второй этаж, девушки зашли в кабинет заведующей.

     – Сок, фрукты? – предложила та, дождавшись, когда они сядут за большой стол для переговоров.

     – Нет, спасибо, – жестом отказалась Ира, смущенно улыбнувшись сидевшей напротив медсестре.

     – Как хотите, – усмехнулась сорокалетняя женщина, откинув назад роскошные светлые волосы, – Ну что, Ириша, рассказывай, как ты своих мальчиков мыла.

     Холодный взгляд безукоризненно накрашенных серых глаз Валентины Сергеевны не предвещал ничего хорошего.

     – Хуже маленьких, – вздохнула заведующая, поправив модные очки, – Даже на три часа нельзя одних оставить. У нас никогда с санэпидемстанцией проблем не было. Почему вы сразу все грязное белье не убрали? Так трудно было собрать в охапку, положить в мешок и запереть в какой-нибудь тумбочке?

     – Не успели, – виновато улыбнулась Ира.

     – Что значит не успели? – раздраженно спросила Валентина Сергеевна, – На такое меньше минуты уходит. Вам что уборщица для этого нужна? Боитесь грязные детские трусики в руки взять? А инспекторша попалась совсем не брезгливая.

     – Валентина Сергеевна, у нас же не десять рук, – начала оправдываться Ира, -. Мы еле эту ораву до прихода следующего отряда помыть успеваем. И кто знал, что эта тетка придет.

     – Да? – ехидно прищурилась заведующая, – Санэпидемстанция нас должна за день о проверках предупреждать? А лучше за неделю – чтоб успели прибраться и переодеть всем детям трусы. Кстати, почему они в самом деле такие грязные? Закончилась туалетная бумага?

     – Все мальчики в этом возрасте неопрятные, – сказала Таня, – Знали б Вы, сколько я на их грязные попы во время осмотров насмотрелась. Чуть ли не каждому сама вытирала. Детских салфеток на них не напасешься.

     – Ага, я видела, как Таня это делала, когда позавчера мой отряд осматривала, – вспомнила Ира, -. Что мне теперь каждый день мальчиков к ней водить?

     – Нашла себе бесплатную нянечку ясельной группы! – недовольно взглянула на Иру медсестра, – Сама им попы вытирай. У меня медпункт, а не палата для грудничков.

     – Таня права, – поддержала медсестру Валентина Сергеевна, – Это вы со Светой должны за детской гигиеной следить. Просто поражаюсь, Ира, твоей безответственности. Наблюдать, как медсестра вытирает ребенку грязную попу и даже не попросить его после медосмотра переодеть трусы.

     – Так зачем за день до банного дня их переодевать? – усмехнулась Ира.

     – Пожалуйста не спорь со мной, – оборвала ее заведующая, – Знала бы ты, сколько мне пришлось от той инспекторши выслушать. Она на тебя в-основном бочки катила – почему одинадцатиклассница у нас вожатой работает.