Проститутки Екатеринбурга

Армейский клуб-2

     В прошлой серии “Армейского клуба” я рассказал, как меня трахал Серёга. Теперь об Олеге.

     

     Олег… Любитель изысканности. Ему была нужна театральность, игра. И мы играли вовсю. Вот один из его визитов.

     

     Я жду его разодетый во всё самое сексуальное, что у меня было – белые чулочки на поясе и кружевные трусики, нежно-голубой полупрозрачный корсетик, с мягкими чашечками, на тонких бретельках. Специально для Олега я выпросил себе небольшой паричок и с его помощью превращался в блондинку. Облачившись во всю эту красоту, я уже завёлся и жду с нетерпением. Стою у окна и гляжу в темноту – так у нас с Олегом было заведено. Воздух от окна слегка холодит мне голые плечи, и вот наконец входит он. Я слышу, как он снимает китель и брюки, подходит. Обнимает меня сзади и принимается целовать шею, гладит по спине, по плечам. Чувствую его хуй между ягодиц. Он нежно ласкает меня и шепчет на ухо:

     

     – Здравствуй, моя девочка!

     

     – Здравствуй, Олежек, милый.

     

     – Скучала по мне?

     

     – Очень!

     

     Он, по-прежнему сзади, сильней прижимается ко мне всем телом, гладит по бёдрам и ногам, потом просовывает руки под мышки и через тонкую ткань мягко касается пальцами моих сосков. Ах, соски! Я просто таю, когда их ласкают! Кружится голова, по всему телу как будто пропускают ток. Что же тогда бабы при этом чувствуют?! У них-то ведь грудь чувствительней! Даже представить себе трудно! Олег спускает одну за другой бретельки корсета, стягивает его вниз, открывает мою грудь, и быстро, по-хозяйски разворачивает меня к себе лицом.

     

     – Хочешь меня, сладкая?

     

     – Хочу-у-у-у… а-а-а…

     

     “Хочу” у меня переходит в сдавленный стон, потому что Олег, крепко держа меня за плечи, наклоняется вперёд и припадает к моей груди – накрывает своим горячим влажным ртом и быстро-быстро щекочет сосок кончиком языка. Переходит от одного соска к другому, потом обратно, снова лижет. Соски у меня сразу становятся как каменные, руки безвольно опускаются вниз, и мне надо сделать над собой усилие, чтобы поднять их и обхватить голову Олега, гладить его жёсткие короткие волосы и сильней прижимать к себе.

     Я издаю уже один сплошной стон, а Олег всё терзает мою грудь, прямо пытает меня этим наслаждением. Притягивает мои бёдра, прижимает к себе. Его хуй, уже твёрдый, упирается мне в живот. Где-то на заднем плане сознания мелькает мысль: это же я – Я! – возбудил его, это МЕНЯ он хочет, как тёлку! А я-то как хочу! Олег быстро лижет мне соски.

     

     – А-а-а-а… Олежек, милый, а-а-а, ты меня убьёшь сейчас! А-а-а… Хочу тебя, хочу!

     

     Олег отрывается на секунду от моей груди:

     

     – Скажи мне – что ты хочешь? Громче!

     

     – А-а-а, хочу сосать…

     

     – Что-то тихо, девочка, не слышу тебя!

     

     Как будто в наказание за то, что я слишком робко просил, Олег опять принимается за мои соски. Ох, что он этим со мной всякий раз делал! Вот ведь нашёл моё слабое место! С какого-то момента возбуждение становилось таким сильным, что я был готов на всё, лишь бы он меня поскорее выебал. А Олег это знал и однажды воспользовался на всю катушку, подлец этакий.

     Дело в том, что он много раз меня упрашивал дать ему в зад, “оттрахать по полной программе”, как он говорил. Я всё отказывался, и вот как-то раз он положил меня на спину, навалился сверху, прижал мои руки за головой и бесконечно долго лизал мне соски. Я извивался под ним, умолял дать мне сосать, а он довёл меня прямо-таки до помешательства и всё просил, просил, уговаривал дать “поломать целочку”… Ну что же… я совсем голову потерял, был не в силах дальше сопротивляться и даже сам задрал ноги вверх и положил ему на плечи. Вот и сейчас он мучит мою грудь, заставляя упрашивать его выебать меня. Это было частью игры.

     

     – Не слышу, девочка, чего ты хочешь?

     

     – Сосать, Олежка, хочу скорей получить в рот твой хуй и сосать его! Хочу облизывать твои яйца, милый, сосать их! Выеби мой рот, пожалуйста!

     

     – Раздень меня, моя девочка!

     

     Я быстро стягиваю с него майку, чёрные военные трусы, и он голый ложится на спину на диванчик. Сгибает ноги в коленях, широко разводит их в стороны.

     

     – Хочешь быть моей сосочкой? Скажи!

     

     – Да, Олежек, хочу быть твоей соской, хочу сосать! Пожалуйста, выеби свою маленькую сучку, пожалуйста! Еби мой рот, как тебе нравится, делай с ним, что хочешь!

     

     Он глядит на меня с дивана, приподнявшись на локтях.

     

     – Иди сюда!

     

     Дождавшись разрешения, я буквально бросаюсь к нему, встаю у дивана на колени и опускаю голову между ног. Секунду медлю, любуюсь зрелищем: его мускулистая грудь, крепкий плоский живот, внушительная поросль чёрных курчавых волос, вздыбленный красавец-хуй средних размеров, яйца – всё это богатство принадлежит мне! Утыкаюсь лицом ему в пах. Ах, что за чудо – этот ни с чем не сравнимый запах терпкого мужского пота в паху! С бытом у нас в части всё было хорошо, и в душ по вечерам все ходили каждый день. Вот и члены нашего Клуба обычно приходили ко мне уже после душа, а мне иногда даже хотелось, чтоб пахло от них чуть покрепче. Истомлённый ожиданием, я зарываюсь носом в волосы на лобке Олега и всё никак не могу надышаться им.

     

     – Давай, соска, работай!

     

     Я подкладываю ему под поясницу сложенный бушлат, чтоб было повыше. Обхватываю руками бёдра и принимаюсь старательно вылизывать эту сокровищницу. Начинаю с колен, постепенно приближаюсь к хую. Целую и лижу всё: ляжки, яйца со всех сторон, все впадинки и ложбинки, внутренние стороны бёдер, ягодицы. Выписываю языком всевозможные узоры на коже, круги и зигзаги.

     Именно Олежка первым приучил меня подолгу лизать анус, залезать в него языком, и мне это безумно понравилось: в этом была какая-то высшая степень сладкого подчинения, я чувствовал себя вещью, инструментом для удовлетворения Мужика, особенно когда в эти моменты Олег брал мою голову в руки и водил туда-сюда по-всякому, направляя так, как ему хотелось, а я в это время вылизывал, погружал кончик языка в анус, вынимал, снова лизал и стонал, не в силах сдержаться.

     

     Я старательно работаю, мой язык и губы снуют туда-сюда без остановки, а Олег, часто дыша, насколько может дотянуться руками, поглаживает меня. Опускает пятки мне на спину. Его бёдра напрягаются, таз непроизвольно слегка двигается вверх-вниз. Олег и сам скоро начинает издавать стоны, сильнее елозя бёдрами. Как у нас с ним было заведено, всё это время я не касаюсь головки его хуя: облизываю ствол со всех сторон и во всех направлениях, совсем легонько покусываю, сжимаю его с боков губами, а до головки не дотрагиваюсь. Только Олег время от времени сам слегка поддрачивает свой хуй, выдавливая капельки смазки. Скоро смазка уже вытекает непрерывно, её ниточка падает вниз, на ствол хуя, и только там я могу её слизнуть. Олег бережёт головку до последнего. Ничего: ведь потом, в конце концов, я в любом случае получу его хуй целиком и в достатке – можно сказать, до хуЯ хУя.

     

     Вся эта прелюдия обычно занимала у нас минут пятнадцать, я как-то засёк время. Потом Олег ебал меня ещё минут десять. Другие пацаны удивлялись – что же мы такое так долго там делаем? Пришлось им однажды показать, хотя Олег поначалу не соглашался при зрителях. Он, кажется, и особого удовольствия со мной в тот раз не почувствовал – стеснялся одноклубников, что ли? Зато я, когда все смотрели, испытал такой кайф, что меня просто всего трясло, как в припадке.

     

     Олег всегда сам решал, когда пора заканчивать с игрой и переходить к настоящему делу. Он больше всего любил позу на боку. Когда приходило время, сводил колени, сжимал ими мою голову и вместе со мной опрокидывался на бок. Держал несколько секунд мою голову между ног, гладил, как бы удивляясь обладанию таким приятным и полезным предметом. “Я кукла для ебли в рот”, – вот какая мысль пробегала у меня, когда он проводил этот свой “болевой приём”. И мне это нравилось!

     

     Олег говорит: “Сейчас дам тебе пососать, моя маленькая. Дам, что ты просила!” Но ебать в таком положении неудобно, поэтому Олег отводит согнутую в колене ногу в сторону, а я освобождаюсь, ложусь перед ним тоже на бок и застываю в ожидании, с открытым напротив его торчащего хуя ртом – это тоже был у нас отработанный приём. В это время я глажу его ягодицы и бёдра, мну и пожимаю в ладони яйца, но хуй мне в рот он всегда засовывает только сам.