шлюхи Екатеринбурга

Анечка, мамочка и клизмочка. Часть 2

     Мама отправилась в ванную комнату, дочка пошла следом за ней. Мама открыла кран, отрегулировала прохладную воду, обмыла кружку снаружи и изнутри, затем закрыла кран на шланге и стала заливать воду в кружку, держа при том перед струей воды кусок мыла. “А зачем ты льёшь воду на мыло?”, Аня опять спросила. “Чтобы вода стала бы мыльной и лучше размягчила бы каку”, пояснила мать. Когда кружка наполнилась до краев, мама закрыла кран и повесила клизму на крючок в дверях ванной. Потом она взяла с полки коробку с надписью “Нивея”, открыла её и начала мазать кремом наконечник клизмы. “Ты будешь это запихать в свою попу?”, девочка поинтересовалась. “Ну да, а как же иначе?”, мама ответила. Затем она открыла кран на шланге и, как только из него потекла вода, сразу опять закрыла. Взяв тряпку, она вытерла намокший пол и сказала: “Ну вот, Анечка, всё приготовлено, сейчас только надо подставлять попу для клизмы”. Мама расстегнула пояс, сняла халатик, спустила свои белые трусы до колен и присела на корточки.

     Дочка стояла радом и внимательно наблюдала за действиями матери, которая взяла в правую руку клизменный шланг и начала вставлять намазанный кремом наконечник себе в анальное отверстие. Аня впервые так близко видела большую, голую попу мамы, которая контрастировала с коричневыми, загорелыми ногами, также её внимание привлёк пучок тёмных волос между её ног. “Мама, а почему у меня между ног волосы не растут?”, она спросила. “Вырастут лет через 5-6”, ответила мама. Ей наконец удалось погрузить наконечник на полную глубину себе в сраку. После этого она сразу открыла кран на шланге. Вода заурчало и начало поступать в кишечник женщины. Почувствовав знакомое щекотание заднего прохода, возникающее при постановке клизмы, мама упала на колени, затем медленно встала на четвереньки. “Аня, подержи наконечник, чтобы он не выпал мне из попы!”, она распорядилась. Девочка подошла к маме и ухватилась правой рукой за наконечник клизмы, который действительно где-то на сантиметр уже вылез обратно.

     Мама повернула голову и взглянула через левое плечо: “Умница, доченька, правильно держишь! Как он, вылез вон уже?” “Да, вылез немножко”, дочь ответила. “Попробуй запихнуть его обратно… так, ладно, хорошо, дальше не надо, вот так держи”, приказывала мать, чувствуя, как девочка старательно пихает предмет ей глубже в попу. “Мама, а ты так будешь стоять, пока кружка не опустошится?”, Аня спросила. “Да, доченька, так надо”, мама подтвердила. “Ой, это же долго будет, кружка большая, она медленно опустошается”, девочка изумилась. “А что делать, Анечка? Если хочешь, чтобы клизма подействовала, надо потерпеть”, мать объясняла. “А почему тебе нельзя как мне – вставить в попу баллончик, сжать и всё?”, дочка недоумевала. “Потому, что не производят таких больших баллончиков. Да и сил не было бы у человека сжать такой огромный предмет. Так что ты, Аня, как и другие дети, счастливы в этом плане, что вам клизма очень быстро делается. Нам, взрослым, эта процедура длится гораздо дольше и неприятней”, сказала мать и вдруг начала усиленно дышать ртом.

     “Мама, тебе плохо?”, испугалась девочка. “Нет, нет, всё нормально. Я просто дышу ртом, чтобы удержать воду… Тебе тоже так надо делать, когда возникают позывы на низ раньше времени”, пояснила мама. “Ах, тебе уже какать хочется?” “Хочется, доченька, но нельзя, надо потерпеть. Кстати, по-моему, половина воды уже вытекла, не так ли?”, женщина опять взглянула через плечо на мешок, висячий на крючке. “Да, наверное, так оно есть. Кстати, тебе лифчик не жмет?”, Аня спросила. “Можешь открыть, хуже не будет”, ответила мать. “Я не знаю, как это делать, раньше не разу не открывала”, опешила девочка. “Там такая кнопочка посередине, нажми на неё посильнее… наконечник пока можешь отпустить”. Аня отпустила наконечник и обоими руками со всех сил нажала на кнопку бюстгальтера сзади. Тот резко открылся, дочь потеряла равновесие и чуть не упала маме на спину, в последний миг еле удержавшись на ногах. Мамины сиськи, почувствовав свободу, тут же вывалились наружу и начали медленно покачиваться в такт поступающей воды из Кружки Эсмарха.

     Дочь заметила, что наконечник вновь ползет вон из маминой сраки и стала запихать его обратно. “Молодец, доченька, ты хорошая помощница в клизменном деле. Я впредь всегда буду тебя звать, когда мне надо будет клизму сделать, хорошо?”, обрадовалась мама. “Хорошо”, дочка ответила. “Ну, а ты впредь тоже не будешь препятствовать деланию клизмы, ладно?”. “Ладно, ладно, я же говорила”, пробормотала Аня. Кружка тем временем продолжала опустошаться, маме удержать воду становилось всё труднее. Она дышала очень глубоко, широко раскрытым ртом, пот струями тёк ей по лицу, щеки покраснели, губы она сильно закусила. “Мамочка, может хватит делать клизму, кружка почти уже пустая?”, дочь спросила. “Нет, миленькая… подождём, пока будет не ПОЧТИ, а СОВСЕМ пустая”, мать не согласилась. В молчание прошла ещё где-то пол минута, затем мать почувствовала, что вода в кишечник больше не поступает. Она сказала: “Закрой кран и осторожно извлеки наконечник, бери за резиновую часть, чтобы не испачкать руки!”.

     Аня начала крутить кран на шланге, он был весьма твёрдым и поддавался с трудом, наконец её удалось его закрыть, и она потащила наконечник вон. После небольшого усилия он сам выпал из маминой попы, весь испачканный коричневый в кале. Мать медленно выпрямила спину, некоторое время оставалась на коленах, затем встала на ноги и начала ходить по комнате, массируя руками живот, который был здорово увеличившись в размерах, как будто она внезапно забеременела. Аня спросила: “Мама, ты разве на горшок не пойдешь?”. “Пойду, доченька, через минуты 3-5”, мать ответила. “Ой, не надо так долго терпеть, у тебя лопнут кишки!”, испуганно сказала дочь. “Не волнуйся, не лопнут”, засмеялась мама, но вдруг её так сильно приспичило, что она галопом побежала в туалет и камнем грохнулась на горшок. “Пррр-пук-пук-пук-хлоп!”, раздались звуки из маминой сраки, когда содержание её кишечника шумно вырвалось наружу. “Ну что, не удержала?”, усмехнулась дочка. “Да, не смогла”, мама виновато улыбнулась, затем сказала дочке: “Ладно, доченька, спасибо за помощь, теперь я сама справлюсь, ты иди в комнату, не нюхай эту вонь!”.

     “Нет, я хочу видеть, как ты какаешь!”, возразила Аня, “ты же смотришь, когда я какаю после клизмы”. “Ну ладно, смотри, раз тебе так интересно”, неохотно согласилась мать и вновь извергла из себя большую порцию воды с испражнениями. Затем она спустила воду в унитазе и брызгнула в воздух ароматный азросоль. В общей сложности она просидела на горшке минут 10, время от времени покакивая и срывая воду в бочке. До конца испражнившись, женщина встала на ноги, вытерла бумагой попу, затем полностью сняла лифчик и трусы и залезла в ванную подмываться в душе. Закончивши процедуры гигиены, мама вытерлась полотенцем, вновь надела нижнее белье и халат, вымыла клизменную кружку и повесила её высыхать. Затем она сказала дочери, не уставно наблюдающей за всеми её действиями: “Ну вот, Анечка, мой животик хорошо прочистен, теперь займемся твоим, как и договаривались”. “Ой, мама, а может я сама покакаю?”, начала уклоняться дочка. “Тебе разве хочется какать?”, спросила мама. “Нет, пока не хочется”, девочка честно ответила. “Ну, ничего, сделаем клизму, и тогда очень даже захочется”, усмехнулась мама и взяла баллончик с верхней полки ванной комнаты.

     “Мама, а откуда у нас этот баллон клизмы, я его раньше не видела?”, Аня спросила. “Он тут уже давно лежит, просто я им какое то время не пользовалась”, пояснила мать и начала мыть грушу с наружи водой из под крана, затем влила воду в кружку, всосала из неё немножко жидкости в баллончик, после чего выжала воду вон, таким образом, промывая клизму изнутри. “Мам, а ведь раньше ты мне клизму не делала, правда?”, продолжала допытываться дочь. “Делала, доченька, ты наверное не помнишь, потому что маленькой еще была. В течении последних пару лет действительно не делала, ибо мне казалось, что ты и так нормально какаешь, но, как показал недавний случай с твоим животиком, это не совсем так на самом деле”. Мама снова наполнила кружку водой, добавила туда каплю шампуня, затем отправилась на кухню, взяла оттуда чайную ложку с солью, сыпнула соль в кружку и здорово размешала жидкость ложкою. Затем она сжала грушу и погрузила её носик в воду. Баллончик стал понемногу заполняться водой и вновь приобретать круглую форму. “Мам, скажи честно, тебе ведь просто нравиться делать клизмы, потому ты меня и мучаешь, правда?”, вдруг выпалила девочка.

     “Да нет, Анечка”, мама слегка опешила, “я не говорю, что это занятие для меня противное… но без причины я не тебе, не себе клизмы никогда не делаю. Сегодня это было необходимо мне и тебе тоже не помешает”. Она выбрала из воды наполненный баллончик, который высосал ровно половину кружки и начала мазать его наконечник тем же кремом “Нивея”. “Этот баллончик меньше, чем тот, из которого мне делали клизму в больнице”, констатировала дочка. “Да, умница”, согласилась мама, “я его покупала, когда тебе было где-то 3 годика, тогда он был подходящим, теперь уже маловат, но ничего, я тебе сделаю подряд две клизмочки, и тогда всё будет нормально”. “Из той воды, которая ещё осталась в кружке?”. “Именно так, Анечка… Ну что же, пойдём в спальню, ляжешь на диванчик!”. Она взяла в правую руку кружку с водой, клизму положила в карман халата, левой рукой взяла дочку за туловище и начала двигаться в сторону спальни, Анечка была вынуждена идти рядом с ней. Довёвши девочку до дивана, мама её отпустила и сказала: “Спускай, доченька, кальсоны и трусики ниже колен!”. “Ой, мамочка, если бы ты знала, как я не хочу клизму!”, захныкала дочь, но мама её грозно прервала: “Мне не интересно, хочешь ты или нет, я сказала “надо”, так что быстро оголяй попу, ясно?”.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]