шлюхи Екатеринбурга

Академия Ashford. Часть 10

     Мама дала мне влажную тряпку, чтобы вытереть стол, и я заметил, что у него четыре отверстия в верхней части:

     – “Возможно, у него было зеркало или что-то в этом роде” , – предположила я.

     – “Как это?” Сказала Джулия, вытащив старое зеркало в рамке на подставке с несколькими маленькими деревянными ящиками.

     Мама подняла его и посмотрела поближе. У него было четыре штифта на нижней стороне, и он отлично подошел к столу.

     – “Это туалетный столик” , – заметила Джулия.

     – “Да” , – согласилась мама. – “Но его все-равно можно использовать в качестве письменного” стола” ,

     Мы затащили стол ко мне в комнату, и мама и сестра решили что зеркало нужно оставит.

     – “Почему?” – спросил я. – “Это уменьшает размер стола”.

     – “Ну, тебе нужен туалетный столик так же, как и пмсьменный” , – ответила мама.

     – “Мне нужен письменный стол, а не туалетный” , – сказал я.

     – “В десятом классе девочки и мальчики должны носить макияж в школу.

     Мы продолжили работать и вскоре гараж готов был принять мамину машину.

     – “Молодцы, дети”.

     После работы я принял душ и вернулся в свою комнату в халате и обнаружил, что маму у себя в комнате.

     – “Выглядит хорошо, как новый” , – сказала она.

     Я открыл ящик для нижнего белья, чтобы взять трусы, но ящик был пуст.

     – “Я положила их сюда” , – сказала мне мама, открывая ящики сбоку от туалетного столика, один с трусиками, в другом лифчики и в третьем носки.

     – “Мне что, нужно носить бюстгальтер?” – воскликнул я.

     – “Ну, нет смысла иметь их, если ты не собираешься их носить”.

     – “Но…” – начал я.

     – “Что?”

     – “Ничего” , – простонал я. “Ты же знаешь, что я не хочу, чтобы все эти девчонки, но неважно, чего я хочу”.

     – “Мэттью” , – ответила мама. – “Было много исследований, и все они показывают, что юные мальчики лучше учатся и более лисциплинированы”.

     – “Я знаю, но… теперь я тоже одеваюсь как девочка дома. Я чувствую, что меня наказывают за то, чего я не сделал”.

     – “Это не наказание Мэтбю” , – настаивала мама, – “Petticoating расширяет твои горизонты. Это даст тебе ноые знания…”

     – “Как стать девушкой!”

     – “Именно” , – ответила мама. – “Девочек поощряли поступать как мальчишки на протяжении десятилетий… теперь настала ваша очередь попробовать как быть девочкой” , – сказала она мне. – “Тебе повезло, у тебя есть возможности, которых у большинства мальчиков нет”.

     Мы с мамой беседовали много раз, с тех пор так как выяснилось, что я буду учиться в смешанной школе для девочек. Было много позитивных моментов, но ведь и негативных моментов нельзя не видеть.

     – “Интересно, что подумают мои друзья в Эшфорде, если узнают?”

     “Думаю реакция будет как у типичного мальчика” , – ответила мама. – “Скорее всего, они будут смеяться дразнить тебя”.

     “Точно!”

     – “Лумаю они скоро поймут, что это не так плохо, как думают”.

     – “Ты думаешь?”

     – “Я знаю” , – ответила мама. “Я не удивлюсь если твоя старая школа примет образовательную юбку в течение следующих двух-трех лет”.

     С этим я неохотно согласился. Академия Ashford была первой школой с новыми правилами, и с тех пор все больше и больше школ приняли эту практику. Я объяснил маме, что не возражаю ходить в школу в юбке, но в остальное время я хочу носить свою нормальную одежду.

     – “Ты привыкнешь” , – заверила мама. Она обняламеня. Я обнял ее. Мама спросила меня, не надену ли я что-нибудь “приятное” для остальной части дня.

     – “Я не знаю” , – ответил я. – “Полагаю “приятное” это то, что хочешь ты”.

     Я провел остаток дня, одетый в старую футболку Джулии и джинсовую юбку до колен. На ногах у меня были белые носовые носки и мои верные старые кроссовки. По сравнению с моей старой одеждой это было неудобно, но по сравнению со школьной формой было несомненно лучше. Думаю, я предпочел бы вчерашние шорты и леггинсы.

     В течение следующих нескольких недель я все больше времени проводил дома в старой одежде моей сестры. Больше всего мне не нравилась блузка с кожаными вставками цвета слоновой кости и кружевной отделкой. Я спросил сестру:

     – “Почему мама не хочет позволить мне носить то, что мне нравится?” – спросил я.

     Джулия посочувствовала и сказала, что это прерогатива матери.

     – “Она и меня заставляет носить одежду, которая мне тоже не нравится”.

     – “Я думал, тебе нравилось все это”.

     – “Не совсем” , – сказала Джулия, слегка прищурив нос. – “Если хочешь знать, … но большую часть времени я предпочитаю носить джинсы и футболку”.

     – “Я тоже” , – сказал я. “Я боюсь бала”.

     – “Это тот случай когда надо одеваться красиво, мама собирается тебе что-то купить или ты возьмешь мое?”

     – “Она угрожала купить… но я думаю, что я предпочел бы взять у тебя, если позволишь”.

     – “Ну, я не против” , – сказала моя сестра. – “Мы могли бы пойти и посмотреть”.

     – “Теперь?”

     – “Почему нет? Бал всего за неделю, – сказала сестра.

     Джулия открыла свой гардероб – и он был переполнен множеством юбок, блузок и платьев.

     – “У меня большой выбора, – сказала она.

     – “В этом ты мог бы одурачить даже меня!” – Джулия показала розовое платье. – “померяешь?”

     – “Э… нет, спасибо… это будет хорошо для тебя, но для меня это слишком розовое”.

     – “А как насчет этого?” – Спросила она, вытаскивая голубое.

     Я покачал головой и прищурился.

     – “Ну, по крайней мере, попробуй… ты не знаешь пока не попробуешь, или это” , – сказала она, и вытащила еще одно синее платье, но с большими розовыми цветами.

     – “Это было бы хорошим без цветов” , – признался я. – синий мне нравится больше, чем бледно-голубой.

     – “Я думаю, тебе надо померять оба” , – предположила Джулия. – Я думаю что лучше померять все три”.

     – “Ты такая же как мама” , – сказал я, взял у нее бледно-голубое платье и пошел к себе. Через пять минут я вернулся в платье в так и не сумев застегнуть молнию. Моя сестра улыбнулась и сказала, что я выгляжу “отлично”. Я не был так уверен.

     – “На самом деле тебе следовало носить с ним свой бледно-голубой бюстгальтер” , – добавила она, застегивая мне молнию.

     – “Это имеет значение?” – спросил я. – “Никто не увидит” , – сказал я, глядя на голубое платье, которое, казалось, невесомо обняло меня.

     – “Конечно, это важно” , – ответила она. – “Твое нижнее белье должно всегда соответствовать верхней одежде” , – сообщила она мне. – “Пойдем, покажем маме”.

     – “Я думала что вы делаете, но этого не ожидала!” – воскликнула мама, когда мы вошли в гостиную. Она улыбнулась мне и попросила повернуться. – “Хорошая работа, вы оба примерно одного размера”.

     – “Матью сказал, что предпочел бы одолжить одно из моих платьев для бала вместо того, чтобы покупать новое” , – сказала Джулия. – “Он еще не примерял всех, но я думаю, что это ему больше всего нравится”.

     – “Я этого не говорил!”

     – “Нет, но ты сказал, что тебе не нравится розовый и цветы на другом, на синем” , – напомнила мне Джулия.

     – “Прекрасно выглядишь” – сказала моя мама, – “Но я хочу купить тебе новое. В конце концов, это твой день рождения.

     – “Я знаю, но я не хочу платье на день рождения” , – сказал я. – Я надеялся на что-нибудь классное, например, цифровые часы или новый велосипед, или… что0нибудь, только не платье!”

     Я померял все три вечериние платья моей сестры, в том числе и розовое, которое она собирается надеть на выпускной вечер. И мама и сестра согласились, что я мне лучше всего в, но я не согласился. Я сказал, что если мне придется носить платье оно должено быть синим а не розовым, так как синий это цвет мальчиков а розовый, очевидно – девочек. Однако мама сказала, что не так давно все было наоборот.

     – “Девочки всегда носили синий цвет, потому что это была божьей матери” , – сказала она. – “А розовый был для мальчиков, так как это оттенок красного, который является цветом войны, доблести и храбрости”.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]