А давай его оттра… Часть 2

     Светлана, как парализованная, боялась пошевелиться. Она покраснела и чуточку задрожала, не то от стыда, что её увидел чужой мужчина, не то от возбуждения, что её и правда увидел чужой мужчина. Не могла разобраться, но в груди что-то загорелось, будто вспыхнуло пламя, стало жарко, и она засмеялась.

     – Ты чего? – натягивая на тело Светланы одеяло, спросила Маргарита.

     – Он нас застукал, – продолжая смеяться, ответила она.

     – Козёл, – проворчала Маргарита.

     – Да ладно тебе, ведь любопытно.

     – Все равно козёл, – немного сердилась хозяйка.

     Светлана вынырнула из-под одеяла. На теле, покрытом летним загаром, отчетливо выделялись зоны, что были прикрыты купальником, теперь они светились. Она быстро подсела к Маргарите, вытянула шею и сама поцеловала её.

     Зачем она это делает? Что её толкает? Светлана знала, что Маргарита не красавица, лицо и тело не были идеальными, и все же она сама поцеловала подругу в губы.

     Что такое сексуальность, как её определить? Для одних этот человек даже безобразен, широкие бедра, маленькая грудь, круглые глазки и тонкие брови. Почему для одних – это привлекательно, а для других отталкивающе? Светлана не знала ответа на этот вопрос, но её тянуло к Маргарите. Даже если она завтра всё забудет, сейчас в её груди все горело, интрига, игра, жажда приключения, флирт, медленно переходящий в сексуальные ласки. Светлана прикрыла глаза и стала погружаться в мир эротической неги.

     – Он будет подсматривать, – тихо прошептала Маргарита. Светлана приоткрыла глаза, делая это медленно, будто просыпалась.

     – Пусть, – спокойно ответила и провела рукой по щеке своей подружки.

     – А если он зайдёт? – все так же тихо спросила она у Светланы.

     – Боишься за своего мужа?

     – Нет.

     – Пусть, – уж как-то просто сказала Светлана и посмотрела в проем двери. А что она будет делать, если он и правда зайдет? Опять забьётся под одеяло, трясясь от стыда, будет скромно жаться в уголке, прикрывая свое тело?

     – Нам придется тогда его: – Маргарита прикусила губу, а после добавила. – Нам придется его оттрахать.

     – Нам? – в ужасе удивилась Светлана.

     – Ну да, нам, – как факт подтвердила Маргарита.

     – Нам: – Прошептала Светлана и в её голове уже промелькнула вся сцена, как она занимается сексом с мужем Маргариты. Вздрогнула и как-то непонимающе посмотрела в глаза Маргариты. – Ты шутишь?

     – Нет, – совершенно серьезно ответила ей. – Я одна не справлюсь.

     – Групповушка: – И на ее лице проступила улыбка.

     Светлана относилась к Максу с уважением.

     Он ей не нравился, был высокий, тощий, ладони как лопаты, низкий голос. Она никогда не думала о нем как о мужчине, вернее, как о партнере, он для неё был всего лишь мужем Маргариты и не более того.

     – Мне его уже жаль, – смеясь, сказала Светлана и, прижавшись к Маргарите, спросила. – А как это?

     – Я, как законная жена, имею право быть первой.

     – Я не претендую, – тут же прошептала Светлана, хотя у самой в голове вертелись странные мысли, которые не давали покоя.

     Светлана никогда не участвовала в подобных экспериментах, не то что бы была скромницей, нет, просто уважала мужа и не хотела его компрометировать. Маргарита это одно, но её муж: Светлана не знала, как себя вести. Вроде глупость сказала, что “его уже жаль” , тем самым подтвердила, что готова: И что теперь делать? Она отодвинулась, губы сжались и тело напряглось.

     Пока Светлана думала, Маргарита выскочила из комнаты и уже через несколько секунд притащила за собой Макса. Светлане стало дурно. Ей показалось, что она в публичном доме и пришел её клиент. Хотела что-то сказать, но в горле застрял ком, а вместо слов она только потянула на себя одеяло. Маргарита не стала долго думать, стянула с себя трусики, её чёрный лобок немного вульгарно запрыгал. Светлана дёрнула головой, стараясь прийти в себя. Чуть отползла в сторону, зачем-то взяла в руки подушку и прикрыла грудь.

     Макс не стеснялся. Он пялился на Светлану, на голые ноги, что торчали из-под одеяла, на плечи и руки. Его взгляд был серьезным, даже холодным, отчего Светлане стало совсем не по себе. Он снял с себя штаны и: Светлана не могла оторвать взгляд. Его боец сразу встал на дыбы, будто только этого и ждал. Пыталась не смотреть, опускала глаза, отворачивала голову, но после опять смотрела на готовый к работе мужской орган.

     Пока Светлана приходила в себя, Маргарита обняла мужа, и они нагло, не обращая внимания на гостью, стали целоваться. Светлане показалось, что она лишняя, про неё забыли, ей стало неловко. Она уже хотела тихо выскользнуть из комнаты, но не успела.

     Макс развернул свою жену к себе спиной, та встала на коленки, наклонилась вперед, и он быстро пристроился сзади. “Порнография” , – мелькнуло у Светланы, а сама стала внимательно наблюдать за ними. Маргарита закрыла глаза, закусила губы, её тощие груди повисли как у козы и закачались из стороны в сторону. Макс дернулся, и Маргарита зарычала, он опять дернулся и рычание повторилось. Звук исходил откуда-то из глубины, был низким и протяжным. Уже через несколько секунд он затрясся. Все так просто. Светлана могла со своим мужем целоваться часами, до тех пор, пока губы не заболят, а после обнимать и ласкать друг друга. Сейчас перед ней шла простая сцена, минута поцелуев и: это: просто страстный трах. Они слились воедино, их энергетика, темп, вибрация, дыхание стало единым. Светлана смотрела и даже завидовала. Она была единственным зрителем, и никто ей не мешал рассматривать и слушать их.

     И вдруг все прервалось. Затихло. Маргарита резко открыла глаза. Они были туманными, смотрели сквозь пространство. Снова их закрыла, дернула попкой и Макс продолжил. Через секунду Маргарита довольно заурчала. Её руки задрожали, и тело просто упало на кровать.

     Светлана чувствовала её, ощущала, будто это произошло с ней. В глазах немного потемнело, а в ушах послышался звон. Она посильнее прижала подушку и потянула на себя покрывало. Макс сел на пол. Минута тишины.

     Зачем она тут? Снова спросила себя Светлана. Она оберегала свою честь, следила за своими поклонниками, не заигрывала с ними, не отвечала взаимностью, а ведь порой хотелось. Зачем она тут? Светлана не знала. В животе все ныло, а между ног зудило. “В каком идиотском положении я оказалась” , – думала она, ища момент, чтобы выйти из комнаты.

     Вдруг Маргарита открыла глаза, шлепнула себя по животу, села и весело подмигнула Светлане.

     – Я хочу есть, – вдруг заявила она и быстро встала. – Пойду приготовлю, как сделаю позову, – и тут же, не обращая внимание на Светлану, горячо поцеловала мужа, голышом выскочила из комнаты.

     Что теперь делать? Светлана не знала. В голове крутились моменты последних минут, теперь она никуда не хотела уходить. Как глупо бежать, да и Макс удовлетворен, теперь ей ничто не угрожает. Она с облегчением вздохнула и внимательно посмотрела на его затылок.

     

     – Ты красивая, – вдруг сказал он.

     – А ты только сейчас это заметил?

     – Нет, знал, но не думал, что настолько обворожительна, – он повернулся к ней, его глаза были спокойны, страсть и холод растворились. – Ты сексуальна.

     – Спасибо, – зачем-то ответила Светлана.

     – У тебя нежная кожа.

     Светлана гордилась этим, кожа у неё и правда была мягкой, шелковистой. Макс присел рядом, поднял руку и потянул покрывало на себя. Что делать?! Светлана на мгновение запаниковала, но ничего не предприняла. Макс тянул покрывало на себя. Оно медленно сползло, оголив руки, а после и грудь. Он не остановился, потянул его дальше, вот засиял живот, тонкие белые трусики. Покрывало упало на пол. Неловкий момент. Светлана была вроде и не совсем раздета, но в то же время чувствовала себя обнаженной. Небольшая грудь чуть выпирала вперед. Светлана улыбнулась: Не знала, как себя вести. Как девочке завизжать и убежать? Глупо. Она так не могла поступить, да и признаться честно, не хотела, уже не хотела. Светлана посмотрела Максу в глаза. Его взгляд не был пошлым, он был открытым, каким-то странным, притягивающим. Молчание затянулось. Она взяла трусики за резинку и потянула их вверх, отчего губки буквально впечатались в шелковистую ткань, прорисовывая всё до мельчайших подробностей. Опять улыбнулась. Оттянула резинку вверх, вытянула шею, как будто рассматривая то, что под тканью.

     – Я, наверное, пойду, – вдруг сказала она и собралась сесть, как вдруг руки Макса легли ей на бедра, Светлана замерла.

     – Разве этого ты хочешь?

     Она не успела ничего ответить, как его пальцы подцепили трусики и потянули их на себя. В душе Светлана задрожала от неуверенности в себе. Её пальцы отпустили резинку, и трусики соскользнули с неё. На мгновение стало стыдно. Кто-то ещё кроме мужа увидит её обнаженный, такой нежный и беззащитный лобок. Но она ничего не сделала, а просто ждала неизбежного. Сердце задребезжало как у старой машины, все заныло на пределе, скрежет и писк в груди. Живот, пальцы, да, впрочем, всё тело похолодело. Она наблюдала, как чужой мужчина стягивает с неё трусики. В этом было что-то ужасное и в то же время столь возбуждающее.