Взаимные ласки брата и сестры.

После истории, о которой я поведал в рассказе «Сестра, я и онанизм» , Ленка стала на меня с любопытством посматривать, вернее не на меня, а на место, где под одеждой был мой член. Как-то иду утром в туалет с полувозбужденным членом, а тут она мне встречается, выходящая из свой комнаты. Зырк на мои трусы. «Ну, — думаю, — испоганил девку». А с другой стороны, пусть от меня про мужскую анатомию знает, а то замужем будет всем шокирована. Потому я решил продолжить игры с сестрой.

В один из дней, когда родители были на работе, мы с Ленкой делали уроки, вернее, она, а я валял дурака. Тут сестра подходит ко мне и просит помочь сделать математику. Я по матике сильней, а Ленка у меня всегда русский проверяет. Вот я и решил на этом сыграть.
— А что мне за это будет? — спрашиваю её.
Она пожимает плечами и опять протяжно клянчит:
— Ну, помоги.
— А ты мне подрочишь?
Ленка вопросительно посмотрела на меня. Я ей напомнил:
— Ну, помнишь, наши были в деревне, а ты со мной в грозу спала? Ты мою письку дрочила? Еще подрочишь?
Ленка, к моей радости, кивнула головой. Я быстренько решил все задачки. В предвкушении забавы мой член уже напрягся под трико.
— Итак, икс равен двум. Всё.
Я закрыл тетрадь, подсел к Ленке, сидевшей с учебником географии на диване.
— Ну, за тобой должок.
Я раздвинул ноги, выгнув низ живота. Член бугрился под трико. Ленка покосилась на него и опять уткнулась носом в учебник.
— Ну, Лен, так нечестно. Я не буду тебе больше помогать.
Ленка с деланным неудовольствием отложила учебник, опять посмотрела на мой бугор. Я взял ее руку и положил сверху на член.
— Помни его.
Ленка немного понажимала набрякший член. Я привстал, стянул с себя трико с трусами, и член распрямился во всю свою длину, чуть обнажив головку.
— Ну, берись и начинай, — сказал я.
Ленка взяла в ладонь член, стала двигать кожицей снова не совсем ловко, потом приспособилась. От ее прикосновений через десять секунд я бурно кончил, забрызгав и свою футболку, и Ленкину руку спермой. И опять я увидел восторженный взгляд сестры, мол, вот что она может с пацаном сделать.
С тех пор Ленка стала мне дрочить чуть ли не раз-два в неделю. Она то и дело обращалась ко мне с просьбами по урокам. Но когда она попросила починить ей замок портфеля, а я обнаружил в замке несколько напиханных спичек, то понял, Ленка нарочно всё подстроила, чтобы лишний раз собственноручно подрочить мне.
Через две недели произошел случай, ещё более сблизивший нас с сестрой. После школы я прибежал домой. Ленка уже была в своей комнате: я увидел её в полуоткрытую дверь. Она сидела в легком халатике в наушниках и не слышала стук открывающейся входной двери, потому сидела в кресле с закрытыми глазами и слушала музыку. Я бы не обратил на это внимание, если бы не её правая рука между ног в белых трусиках. Пальчиками она теребила себя, ритмично разжимая и сжимая ноги.
«Ленка дрочит себя!» — радостно понял я и, затаив дыхание, стал во все глаза смотреть на неё. Член у меня в джинсах, которые я не успел переодеть со школы, стал набрякать. И вот Ленка довела себя до оргазма. Не открывая глаза, она энергичнее стала двигать ногами, потом выгнулась в спине и с небольшим стоном судорожно выдохнула несколько раз. И замерла. «Кончила!» — ликовал я, разминая член через материю. Ещё бы не ликовать: на моих глазах по-настоящему кончила девица!
Ленка открыла глаза, с ужасом уставилась на меня, а потом, закрыв лицо руками, от стыда упала лицом вниз на мягкий подлокотник кресла. Уши её пылали.
— Лен, не стесняйся, это здорово, что ты себя ласкаешь. Значит ты чувствительная. Знаешь, сколько девок мучается, когда не чувствуют там у себя ничего.
Ленка еще немного поломалась, не поднимаясь с подлокотника. Но потом со стыдливой улыбкой посмотрела на меня:
— Ты мамке не скажешь?
— Чё, дура, что ль? Тогда ты папке должна рассказать, что дрочишь мне.
Короче, когда Ленка обратилась опять ко мне за помощью по математике, я ей предложил подрочить вместе одновременно.
— Да ну, давай лучше я тебе подрочу? — ломалась она.
— Ну, Лен, давай!
После недолгих уговоров и угрозы не помогать по математике согласилась. Этот момент я помню отчетливо. Мы сели в креслах друг против друга. Я снял трусы и стал дрочить, глядя на сестру, а Ленка схитрила — опять засунула к себе в трусы руку и там пальцами себя ласкала.
— Это нечестно! Ты, значит, меня можешь рассматривать, а я должен любоваться твоими трусами?!
Ленка тогда сдвинула трусы набок, оголив свою писю, уложила указательный и средний палец на своде губок и стала ими часто сокращать в первых фалангах, опять же сдвигая и раздвигая ритмично ноги. Я готов был кончить прямо сейчас, глядя на мастурбирующую сеструху. Но сдержал себя, медленно двигая рукой по члену. Ленка сначала смотрела на меня онанирующего, а потом увлеклась собой и вскоре кончила также с выгибом спины и резкими выдохами с небольшим стоном. Секунд через пятнадцать она открыла осовелые глаза и посмотрела на меня, не отпуская руку от своей писи между зажатыми ногами. Я тут же продемонстрировал ей свой оргазм.
А в летние каникулы, когда она попросила меня подклеить ей сандалии, я попросил ее научить меня, как ласкать девчонку, чтоб она кончила. Ленка категорически отказалась. Я настаивал, давя на справедливость, она же у меня правдорубка.
— Опять нечестно, Леночка. Я тебя научил, как пацану сделать хорошо, а ты меня не хочешь.
Слова возымели действие. Ленка легла на диване, сняв трусы и оставшись в одном халатике. Я расположился рядом. Волосиков на лобке у неё за эти месяцы еще несколько штук прибавилось. «Зреет девка!» — радовался за сестру я.
— Давай, я положу ладонь на твою писю, а ты сверху свою ладонь на мою и показывай, где и что делать.
Нарочно уложив ладонь на жидко-волосатенький лобок, я стал ждать. Сердце моё колотилось. Ленка взяла мою руку и сдвинула к своим писькиным губкам, к самому верху, потом концы моих пальцев погрузила в писю и стала делать ими ковырятельные движения. И тут я нащупал в мокрой то ли от пота, то ли от возбуждения сесриной писе ядрышко клитора. Я быстро научился делать нужные сестре движения. Она убрала свою руку и стала сдвигать и раздвигать ноги. Через минуту она кончила, также дергаясь и выдыхая. Когда я продолжил ковырять. Она судорожно сдвинула ноги и оторвала от писи мою руку. «Перевозбуждена» , — понял я.
— Ну как, правильно я всё делал? — спросил я, когда она успокоилась.
Ленка утвердительно кивнула головой. Потом Ленка подрочила меня. Я кончил, вытерся заранее приготовленным полотенцем. Мы лежали, полуголые, болтали о том, о сём. Минут через двадцать я положил опять руку Лене на писю. Она не сопротивлялась.
— А давай поэкспериментируем? — предложил я.
Ленка вопросительно посмотрела на меня.
— Ведь клитор, вот эта штука, — я пальцем понажимал на него, — это ведь тот же член, но маленький. Давай я попробую его поласкать так, как ты меня.
Я двумя пальцами, большим и указательным, легко сжал клитор и стал двигать кожицей как на члене. Крохотная головка показывалась вверху.
— Мне так не нравится, — сказал Ленка, сдвинув ноги.
— А так?
Я стал клитор мять между указательным и большим пальцем, как будто перекатывал стебелёк.
— А так нравится. Как ты делаешь?
Ленка отстранила мою руку, села, раздвинув ноги, указательным и средним пальцем левой руки раздвинула губки, а пальцами правой, как я показывал, взялась за клитор и стала его мять. Улыбнулась, глянув на меня.
— Здорово! — сказала она.
— А давай одновременно друг друга будем дрочить, — снова предложил я. Ленка уже не отказывалась от моих предложений. Мы стали ласкать друг друга. Я кончил быстрее, Ленка потом.
В следующие дни мы практиковали это еще несколько раз. Было здорово, когда совпадало, и мы кончали одновременно. Но это было не всегда.
Два раза даже ванну принимали, и Ленка у меня первый раз взяла член в рот, а ей целовал между ног. Мы осыпали друг друга оргазмами.
Но всё переменилось через год. Ленка уже стала взрослей, у неё налились груди, а я и не настаивал на интиме. Мы делали вид, будто у нас ничего не было.
Сейчас Ленка замужем. А я женат. При встречах смущались друг друга. Но вот как-то мы встретились — она переночевала у нас. Пока жена моя была на работе, Ленка мне вдруг призналась:
— Спасибо тебе, что ты меня в детстве научил и с мужским телом играть, и своё тело изучить.
— У тебя с мужем всё хорошо?
— Отлично! — смущенно ответила она.
— И у нас с женой полный порядок. Тебе тоже спасибо!
Мы обнялись. И всё, больше мы об этом не говорили и не смущались друг друга.