Семнадцатый кабинет

Алина Сергеевна вышла из кабинета и направилась в женский туалет. Идти нужно было по длинному переходу между корпусами школы, и в вечернем полумраке за окном она увидела неяркий свет в окне кабинета номер семнадцать. Внутри у неё поднялось неловкое волнение: кабинет номер семнадцать был для неё особенным.

Прямо рядом с этим кабинетом находилась комната учителя физкультуры Дмитрия Алексеевича, а для неё просто Димы. В этом самом кабинете они встречались с Димой после уроков, предаваясь страсти на жестком учительском столе. Сейчас Алина была немного разочарована в Диме: он оказался по большей части грубым мужланом, и в сексе был совсем не так нежен и внимателен, как её муж.

Но Алина продолжала с ним встречаться, потому что эти тайные встречи и бурный секс приносили ей яркое и волнующее чувство запретного удовольствия. Даже сейчас её чуть бросило в дрожь от одной мысли о том, что обычно происходит у них с Димой в той комнате.

Едва она успевала замкнуть дверь на замок, как он нагибал её над столом, задирал её юбку высоко на спину, сдергивал с неё колготки и трусы и торопливо входил в её ещё не совсем готовое лоно, крепка держа своими мускулистыми руками за бёдра. Ей было и больно, и приятно, и трепетно от недопустимости происходящего — она, да с чужим мужчиной, да вот так на столе, да ещё и в своей же школе!

Она почувствовала, как её губки намокают от этих мыслей. Странно, что горит свет. Сегодня четверг, у Димы нет вечерних уроков — только две утренних пары. Может, он задержался ради неё? Она сходила в туалет, торопливо пописала, привела себя в порядок и направилась в семнадцатый кабинет.

Её невысокие каблучки негромко стучали в тишине опустевшей школы. Свет в кабинетах не горел, и только из приоткрытой двери номера семнадцатого в коридор падала полоска света. Алина на ходу поправила платье и подумала, что сегодня на ней красивые белые кружевные трусики. Диме, наверное, понравится.

Алина Сергеевна толкнула дверь, переступила порог и тут же упала, споткнувшись о ниточку, натянутую у самого пола. Еле успев подставить руки, она попыталась подняться, увидела мелькнувшие перед самым лицом ботинки, и услышала, как дверь захлопнулась и замкнулась на замок за её спиной. В комнате перед ней стояли двое старшеклассников, и ещё двоё стояли сзади, перекрывая путь к двери.

Она была учительницей младших классов и со старшеклассниками не была знакома. По крайней мере, никого из них она не узнала. Димы в классе не было, только эти мальчишки. Прежде чем она успела открыть рот и возмутиться происходящим, один из мальчишек протянул ей два листка бумаги. Две фотографии.

На фотографиях была запечатлена она, лежащая на столе в этом самом кабинете, с широко раздвинутыми ногами, без трусов и без юбки. Между её ног орудовал членом голый Дима, мускулистыми ручищами стискивая её белую грудь. Снимок казался сделанным откуда-то сбоку и сверху, возможно со шкафа.

Алина сначала покраснела, а затем побелела от стыда и возмущения. Слова никак не могли вырваться из глотки. Впрочем, она просто не знала, что сказать. Стоящий перед ней старшеклассник, казалось, был лучше подготовлен к диалогу.

— Мы отошлём это вашему мужу. Если вы не хотите этого, выполняйте наши желания следующие два часа. Тогда мы отдадим все фото и пленку.

Она попыталась парировать тем, что её хватятся, что это нонсенс, что они попадут в тюрьму, но ничего не помогало. Забрать фотографии мирным путём не получалось, а развода с мужем она бы хотела избежать. Через некоторое время страх разоблачения поглотил её всю, и она покорилась, сама не понимая, что делает.

— Повернитесь, нагнитесь и задерите юбку.

Она выполнила приказ. Мальчишки вчетвером сели прямо напротив её задницы, созерцая белые кружевные трусы. Голос приказывающего чуть дрожал от волнения:

— Снимите трусы и раздвиньте жопу.

Она спустила трусы чуть ниже ягодиц и развела ягодицы в стороны. Мальчишки охнули.

— Повернитесь и снимите рубашку.

Учительница молча разогнулась, повернулась, нащупывая пуговицы рубашки, и стала их расстёгивать одну за другой. Ей вдруг показалось, что она — стриптизерша в клубе, а мальчишки — мужчины из публики. Рубашка расстегнулась, и она сбросила её на пол вместе с уже расстёгнутым пиджаком. На ней остался простой белый бюстгальтер.

— Снимайте лифчик.

Мальчишки почти незаметно поглаживали себя по брюкам. Она расстегнула сзади застёжку бюстгальтера, и его чашечки упали вниз, обнажив её округлые белые груди с нежными розовыми сосками. В прохладном воздухе соски тут же затвердели. Мальчишки, не отрываясь, глазели на неё.

— Попросите у меня разрешения отсосать мне.

Она повторила почти без паузы.

— Можно я пососу у тебя?
— Пососу что?
— Пососу твой член.

Отдававший приказы старшеклассник приподнялся на стуле, спустил штаны с трусами и вытащил свой член.

— Можно. Ползи сюда на коленях и соси.

Учительница опустилась на четвереньки, стыдливо нагнула голову и поползла к нему по грязному дощатому полу. Приблизившись, она почти легла грудью ему на колени, взяла в руки тонкий напряженный ствол мальчишеского члена и молчаливо погрузила его в рот.

Мальчишка закатил глаза, наслаждаясь невиданным удовольствием, а она привычно сосала, стараясь забыться не думать о том, что происходит. Из забытья её вывел прерывистый голос старшеклассника, которому она отсасывала:

— Попросите разрешения проглотить мою кончу.  поимел училку рассказы

Она вынула член изо рта, вдохнула воздуха и спросила:

— Можно я проглочу твою сперму?
— Да-а, можно, давай…

Он положил руку ей на голову и ей неожиданно стало жутко неприятно — до этого они её почти не касались и она всё делала как бы сама. Горячая струя выплеснулась ей в рот, а мальчишеская ладонь прижала её голову сильнее, проталкивая мягкую головку почти в самое горло. Ствол пульсировал и выплевывал остатки спермы ей на язык. Она собралась с силами и проглотила.

— Попросите моих друзей выебать вас в пизду по очереди.

Мальчишки смотрели на неё огромными жадными глазами.

— Ребята, трахните меня в пизду по очереди.

Она поднялась с колен, сняла трусики и бросила их на пол, подошла к столу, оперлась на него и покорно нагнулась. Мальчишки мгновение шептались и перемигивались, а потом один из мальчишек сбросил школьные брюки на пол, подошел, задрал повыше её юбку и попытался вставить свой член.

Почти наверняка он был девственником и у него ничего не получалось. Несколько неловких попыток, толчков, неприятных касаний сухих рук к её влажным губкам — и вот тонкий мальчишеский член вонзился прямо в её влагалище. Мальчишка застонал, наслаждаясь движениями, торопливо и быстро заталкивая член в её влажную глубину. Она же терпеливо ждала, молча удовлетворяя подростка.

Ждать долго не пришлось — он засопел, зарычал и кончил прямо внутрь. Подержался руками за её бёдра, потом несмело коснулся грудей, смял их и выпустил, как будто испугавшись, что она его обругает. Вытащил член и отошел в сторону, тяжело дыша. Тут же подскочил второй:

— Попросите меня вас выебать!

Она вздохнула.

— Трахни меня, пожалуйста…

Он ткнулся торчащим членом ей между ног, не попал, ткнулся снова, сильнее и настойчивей, снова не попал, и она вынуждена была найти его горячий ствол у себя между ног и ввести его сама. Он ухватил её за задницу и принялся совершать толчки, долбя её быстро и сильно. Его пальцы впивались в её ягодицы, ей было больно и уже даже чуть приятно от такого секса. Она на мгновение заволновалась, что муж увидит красные отпечатки ладоней и вильнула бёдрами, сбрасывая мальчишеские руки.

Мальчишка перехватил её за талию и продолжил интенсивно долбить её влагалище, пока тоже не излился туда, дрожа и постанывая. Она терпеливо ждала, пока он отвалится.

Третий трахнул её почти так же, скользя членом по сперме товарищей — учительница почти ничего не чувствовала. Только чужие руки на талии и упругое мальчишеское тело, раз за разом толкающее её в бёдра. Когда третий отвалилися, по её ноге медленно потекла струйка соков из наполненного спермой влагалища. Снова подал голос самый главный:

— Стань раком.

Она опустилась на локти и колени в проходе между партами.

— Попроси меня выебать тебя в жопу.

Она прикусила губу, а потом произнесла:

— Трахни меня в попу, пожалуйста.

Мальчишка подошел к ней сзади и грубо раздвинул её ноги чуть пошире. Она покорно их расставила. Услышала звук плевка, и шершавая мальчишеская ладонь коснулась нежной кожи её ануса. Пальцы со знанием дела втёрли слюну в её розовое отверстие, едва не погружаясь внутрь. Потом его ладонь вдруг накрыла её половые губки, собрала побольше смазки и шлёпнула всю эту смазку на её анус, втирая и вминая её в чувствительную кожу.

Учительница почувствовала, как в её задний проход ткнулся тонкий палец, подергался там, скользя по смазке, и инстинктивно сжала сфинктер. Палец задергался сильнее, стал долбить и царапать её, и она через силу расслабилась.

А ещё через мгновение упругая головка члена прижалась к её анальному отверстию, надавила и воткнулась внутрь. Алина почувстовала, как горячий поршень движется вверх, внутрь её задницы, как мягкие ткани облегают и сжимают его, но не могут сопротивляться и впускают его по смазке всё глубже.

Мальчишка ввёл свой член в её анальное отверстие на всю глубину, замер, наслаждаясь сильным упругим ощущением, а потом начал её размеренно трахать, ничуть не заботясь об её собственных ощущениях. А ей тем временем было больно и унизительно. Усиливая её унижение, один из мальчишек опустился перед ней на колени и сказал:

— Попросите мне отсосать.

Задыхаясь от раздирающих её толчков сзади, Алина прохрипела:

— Можно я тебе отсосу?  поимел училку рассказы

И тут же член ткнулся ей в рот, забивая дыхание. Она, впрочем, даже была в чём-то благодарна этому — она смогла отвлечься от ощущений в заднем проходе и сосредоточиться на минете. Она сосала и лизала мальчишке яйца, и уже через несколько минут оба старшеклассника кончили — один залил ей спермой подбородок, а второй излился в её попу: она почувствовала, как горячие капли оросили её кишечник.

Истерзанная, истекающая спермой из всех отверстий, она сидела на полу, тяжело дыша и не желая поднять глаза. Кто знает, какую ещё пытку они придумали для неё?

Но мальчишки бросили перед ней на пол стопку фотографий, катушку плёнки и дали дёру из комнаты. Фотографии рассыпались, и некоторое время она равнодушно взирала на себя, то трахаемую Димой на столе, то делающую минет Диме, то надевающую трусы, то целующую Диму взасос. Ей ни о чем не хотелось думать.

***

В пятницу она взяла выходной и не вышла на работу. А в понедельник школа гудела: милиция увезла четырех старшеклассников прямо с уроков и никто не знал, почему. Говорят, что процесс был закрытым и быстрым.

Вечером, когда Алина Сергеевна шла по коридору, она снова увидела свет в окне семнадцатого кабинета. Это был их с Димой день, и он явно ждал её. Но она остановилась, быстро собрала сумку и ушла домой, к любящему мужу. Больше ей не хотелось никаких острых ощущений.