Муки наказанной

— Привет, — какой-то неправильно обычной интонацией произнес он, открывая мне входную дверь.
— Привет, — ответила я, едва дрожащим голосом.
— Чай будешь? — этот вопрос поставил меня в тупик. Я так была готова к тому, что он будет кричать на меня, сдирать одежду и пороть, ведь я здесь ради порки, а тут чай.
— Ты шутишь? — не выдержала я, в голосе начала зарождаться истерика.
— А я пожалуй попью кофе, — он пожал плечами.
Он прошел на кухню, выключил недавно вскипевший чайник, а затем неторопливо стал готовить кофе. Я пошла за ним, ноги дрожали, я даже боялась сесть на стул, я встала у входа в кухню.
— Присаживайся, пожалуй, налью и тебе, с хорошим коньяком.
— Спасибо.
Я стала помешивать кофе, в котором, мне казалось, коньяка больше, дула и медленно пила. Он пристально смотрел на меня, в самую душу, мне было неприятно и очень стыдно. Я подставила его перед лучшим другом, ревнивая дура. Из-за чего у друга теперь серьезные проблемы, его уволили, у жены друга на нервной почве случился выкидыш. Мне было ужасно стыдно, мне хотелось все исправить, но я понимаю, что вернуть можно что угодно, а ребенка уже не вернешь. Он сказал, что выпорет меня, либо мы расстаемся. Я хотела унять муки совести, надеялась, что порка поможет, я хотела этой порки.
— Ты готова? — его тон стал серьезнее и жестче.
— Да, — только и смогла выдавить я.
— Иди в гостиную и раздевайся до гола.
Я пошла на ватных ногах в гостиную, казавшуюся мне прежде очень милой. Дрожащими, неслушающимися пальцами я расстегивала и снимала одежду, тяжелее всего было снять трусы, он видел меня голой, но тут это была единственная защита моей попки, которую тоже надо снять. Он вошел в комнату с кожаным толстым ремнем в руках и с прочной веревкой.
— Встань коленями на диван, — начал он командовать, — Так, теперь руки согни в локтях и поставь перед коленями, да.
Он веревкой стал связывать мои руки и ноги, под коленками. Узлы он делал тугие, мне никак из них не выбраться. Моя попка представлена ему во всей красе, что же, заслужила. Он нанес пару ощутимых хлопков ладонью, я вздрагивала, понимая, что будет только хуже. Потом он стал медленно щелкать ремнем по своей ладони, словно насыщался звуком, у меня замирало сердце на каждом таком щелчке.
Затем он нанес первый удар по моей попе, я попыталась напрячь, сжать ее, но это не помогло, через долю секунды я почувствовала обжигающую боль, я начала стонать. Тогда посыпалась груда ударов, он бил все быстрее и быстрее, словно сдирая с меня кожу. Я крутила задом и стонала изо всех сил, хотя и хотела быть послушной. Не знаю сколько по времени это продолжалась, время словно исчезло, но он остановился. Потом куда-то пошел, когда он вернулся, я по запаху догадалась, что он ходил курить. Затем он взял тот же ремень, но стал бить не кожаной полосой, я тяжелой бляшкой. Бил очень больно, по-видимо!
му, во всю силу. Я уже орала, как свинья, которую вот-вот зарежут.
Мне уже казалось, что это никогда не закончится, что я скорее умру от боли. Потом удары стали стихать, он отбросил ремень в сторону.
— Это еще не все, — сказал он запыханным голосом, потом ушел в другую комнату, а вернулся с противнем с гречкой, — Становись в угол, на гречку, будешь стоять, пока я не разрешу закончить.
У меня были все еще связаны руки, поэтому, я не представляла, как без его помощи встать от туда.
— Болит твоя попа? — спросил он каким-то странным тоном, словно что-то замышлял.
— Болит, — ответила я.
— А где болит?
— Везде болит.
— Это неправильный ответ, — сказал он это и для строгости несильно ударил меня по попе, — Она у тебя должна болеть везде, но это мы сейчас исправим.
Он вышел из комнаты, а вернулся с огромным латексным изделием, как я догадалась, это было для моей попы. Большая анальная пробка, ничем не смазанная, совсем не хотела идти в мою маленькую дырочку. Он начал злиться.
— Расслабь попу, а то еще раз получит пряжкой, — грозно сказал он.
— Я пытаюсь, — я правда пыталась, но там было очень сухо и мне было ужасно больно.  порка кнутом рассказ.
— За это получишь крапивы, ладно, так и быть намажу кремом.
Он намазал пробку, она вошла намного быстрее и проще, хотя мне было ужасно больно. Он несколько раз шлепнул меня, затем больно сдавил мои соски и ушел, оставив меня наедине с этой болью.
Я знаю, что он на этом не остановится, но я сама виновата. Испытывая телесные муки, мне становится чуточку легче, у меня появляется надежда на то, что он меня простит.

Проститутки Новосибирска